Кабуто член


Орочимару дотянулся до него языком и от души почесался. Но тем слаще будет сейчас. Кабуто скорчил недовольную гримаску и подчинился.

Кабуто член

Это небесспорное утверждение, тем не менее, находит своих последователей и имеет свои доказательства, глядя на которые, приходится признавать его не лишенным смысла и целесообразно применять…. Задевал лоб, уши. Кровь на прокушенных губах Кабуто, на расцарапанных ладошках, и оттуда у него — тоже кровь.

Кабуто член

Ему показалось, что Кабуто плачет. Кровь горела. С недавних пор приходилось напяливать эту маску, чтобы Кабуто не догадался, как действует его юное обнаженное тело на сенсея.

Опомнившись, чуть ослабил захват, но Кабуто, не успевший перевести дух, вскрикнул. Запах его сенсея. Тьма никогда не пугала его.

Из обоих глаз выкатилось по слезинке. Сразу же рот Орочимару прижался к его губам, и это не было похоже на его обычные поцелуи. Орочимару лежал на старой деревянной кровати и читал. Но тем слаще будет сейчас. Что-то невероятное сулили ему прикосновения узких ладоней, исступленные ласки этого желанного рта, этот взгляд.

В свете луны глаза больше не казались змеиными — теперь они были странного синеватого цвета.

Как много крови. Орочимару дотянулся до него языком и от души почесался.

Кабуто тут же раскрылся послушно, даже немного приподнялся и чуть двинулся бедрами навстречу. Жесткие подушечки пальцев Орочимару дотронулись до уголка губ Кабуто, и рубикон был пройден. Слэш ченслэш. Сладкий, такой юный, доверчивый, послушный, неумелый, соблазнительный несмотря на всё, теперь у него есть маленький Кабуто.

А потом вытирать его, обнимая как можно осторожнее, чтобы скрыть реакцию на это начинающее формироваться тело, на лукавый взгляд из-под пушистых ресниц и улыбку, за которую можно было купить половину мира.

Поводил вверх-вниз по тонкой, но уже сильной руке — Кабуто под его руководством обещал вырасти в идеального шиноби, — спустился к кисти и поласкал ладошку. Кабуто скорчил недовольную гримаску и подчинился.

В свете луны глаза больше не казались змеиными — теперь они были странного синеватого цвета. Он понял, что терпеть больше не может. Кабуто тут же раскрылся послушно, даже немного приподнялся и чуть двинулся бедрами навстречу. И это было хорошо.

Присев на корточки подле сенсея, он робко дотронулся до извивающейся по плечу прядки, поднял на ладони, лаская, погладил пальцами другой руки, будто прядь могла чувствовать его прикосновения. Орочимару замер, короткими поцелуями жаля раскрасневшееся личико, судорожно сжатые, побелевшие губы, сведенные тонкие брови.

Сладкий и горький одновременно, похожий на аромат дикого меда.

На него в упор смотрели темно-серые глаза. Кабуто закрыл глаза и прильнул щекой к теплому живому шелку, затаив дыхание. Тот пискнул и заерзал, пытаясь вырваться, но сенсей только рассмеялся, взъерошив белокурые волосы. Орочимару…сама… да…да…да…. Отведя взгляд от книги, саннин украдкой наблюдал, как слипаются выразительные детские глаза, темно-серые с голубым ободком вокруг радужной оболочки — теперь он наконец рассмотрел их цвет как следует, как ученик кладет щеку на ладонь и слегка ерзает, устраиваясь.

Будто к его голове и спине прикасаются чем-то горячим, а потом это горячее рассыпается мурашками, и искорки бегают по всему телу…. Поводил вверх-вниз по тонкой, но уже сильной руке — Кабуто под его руководством обещал вырасти в идеального шиноби, — спустился к кисти и поласкал ладошку.

Давай-ка спать. Он понял, что терпеть больше не может. Лучше иди сюда. Неуверенно, медленно поднял руки и, робея, как мог крепко обхватил шею Орочимару, прижимаясь горячей щекой.

По дому медленно текли ночные звуки и пряный аромат дикого меда. И ни одного звука. Следующее Предыдущее Главная страница. Саннин погладил плечо мальчика, совсем легонько сжал и услышал в ответ стонущий выдох. Бывают случаи, когда отсутствие реакции, - он прервался — нестерпимо зудел локоть подложенной под голову правой руки.

Сладкий и горький одновременно, похожий на аромат дикого меда.

Орочимару развернул его спиной к себе и впился в его вспотевший затылок губами, прижимая к себе так, что мальчишка начал задыхаться. И настоящее испытание для хваленой выдержки саннина — периодическое купание Кабуто в фуро, когда приходилось прикасаться к похолодевшим детским плечам, гладить их, намыливать, стараясь не оцарапать.

Кабуто, как обычно, спокойно не сидел — хватал Орочимару за мокрые, скользкие от мыла руки, изворачивался, как ужонок, то и дело погружался с головой.



Пожилые геи мужики
Беркова порно вид
Титьки маленькие соски большие
Онлайн видео транс и парень
Транс терминал логистикс
Читать далее...